Трансконъюктивальная блефаропластика. Избавление от отеков под глазами

Несколько лет назад я стала замечать, что по утрам у меня большие отеки под глазами. Изначально я списывала это на то, что либо я пью много воды, либо у меня нарушен какой-то водно-солевой баланс в организме. Но потом через какое-то время я поняла, что эти отеки не проходят ни к обеду, ни к вечеру, то есть утром они самые сильные, но в течении дня они сохраняются и видны до вечера. И я просыпаюсь с отеками под глазами, и засыпаю с отеками. Это было еще более менее терпимо и нормально, но все-таки меня это немного напрягало, особенно по утрам, потому что вид у меня был, как будто я пила всю ночь. Никакой косметикой это не замазывалось. Мы можем замазать темные круги под глазами, но припухлости скрыть практически невозможно. Это очень сложная светотеневая коррекция. Все это дошло до того, что мешки под глазами у меня увеличивались. Я дальше продолжала думать, что это все-таки отеки, потому что особо не смотрела информацию в интернете. Я занималась народными способами: прикладывала тертый картофель под глаза. Перепробовала большое количество кремов, которые обещали избавить от припухлостей, но ни один не дал абсолютно никакого результата.

Вскоре я потихоньку начала штудировать информацию в интернете, читать с чем это может быть связано. И я наткнулась на то, что это не отеки, а всего скорей те самые грыжи. Эти грыжи образуются следующим образом: у нас в зоне под глазами есть небольшие мешочки, в которых находится жировая клетчатка. Вот эти мешочки защищают наши глаза от всяких неблагоприятных воздействий. Еще следствием таких припухлостей могут быть генетическая предрасположенность или резкое похудение. То есть эти мешочки начинают выпирать. Никакие кремы вас не спасут, это убирается только операционным путем. Я была в ужасе, когда узнала это все, потому что я еще надеялась, что найду свой чудодейственный крем, который спасет меня. Все дошло до того, что у меня началась депрессия, я постоянно говорила мужу, что меня это волнует, что хочу сделать операцию. Но он этого не видел. Я изучала форумы, отзывы, штудировала интернет, но в интернете ничего на эту темы не было. В тоге я стала решать вопрос с пластическими клиниками, которые есть у меня в городе.

По рекомендациям я нашла врача, но он был с другого города. Когда я увидела его фотографию, изучила его работы, посмотрела все сертификаты, научные работы, позвонила и записалась на прием. Когда мы встретились, пообщались, я поняла, что это тот человек, которому я совершенно не боюсь отдавать свои глаза. Мы сразу же назначили дату операции. После того, как я узнала, что это не отеки, а именно грыжи, я сходила к офтальмологу. Посмотрев меня и мои глаза, врач дал заключение, что это именно грыжи, которые никак не связаны с отечностью. С этой справкой я поехала на консультацию.

Была назначена операция. Мне выписали кучу анализов, которые надо было сдать. Поговорив, мы определили, что операция будет проведена через коньюктиву. Блефоропластика на нижних веках делается двумя способами: либо разрез под ресницами на внешней стороне глаза, после этой операции накладываются швы и через время швы снимаются; либо через коньюктиву внутренней стороны глаза лазером. Так как кожа у меня молодая, не провисшая, без возрастных морщин, хирург сказал, что после операции этой (после удаления мешочков под глазами) кожа под глазами подтянется сама. Поэтому мы решили делать трансконьюктивальную блефаропластику и доступ к этим мешочкам делается через коньюктиву внутренней стороны глаза. Это делается лазером и после операции всё срастается без швов само собой. Восстановительный период 7-10 дней. Мне было совсем не страшно и я полностью доверилась хирургу. Я сдала все анализы и муж меня повёз в другой город, где должна была проводится операция.

Ночь перед операцией я провела в больнице. Я приехала накануне операции вечером. Мне сделали какие-то уколы, успокоительные, чтобы я смогла выспаться. Уснула я быстро и утром меня разбудили, сделали мне ещё один успокаивающий укол. Я лежала и ждала своего часа. Меня охватывал страх, невзирая ни на что, я решила делать операцию под общим наркозом. Был выбор, можно было проводить эту операцию и под местным наркозом, в отличие от той операции, которая проводится на внешней стороне глаза, там возможен только общий наркоз. При трансконьюктивальной блефаропластике возможны два вида наркоза. Я не хотела чувствовать, как в моих глазах копаются, я боялась, что я могу дёрнуться нечаянно, мотнуть головой. У меня был прекрасный врач-анестезиолог. Я уснула и проснулась, когда всё закончилось и меня разбудили, чтобы переложить на кровать.

На глаза мне положили лёд, чтобы предотвратить большую отёчность. В палате медсестра периодически меняла эти повязки со льдом. Мне уделяли очень много внимания. Что касается болевых ощущений и крови, этого ничего не было. Ощущалось присутствие в глазах лёгкого песочка, но это не напрягало меня. Я очень боялась боли, но никаких болевых ощущений у меня не было. Когда я отошла от наркоза, без разных сопутствующих глюков и шатаний, после обеда меня отпустили домой. С собой мне дали много льда, разные баночки для ухода за глазами. Первые дни глазки мои немного слезились, мне надо было их увлажнять постоянно. Когда я увидела себя в зеркало, было совсем не страшно. Никаких синяков, швов и кровоподтёков. Просто были мои глаза и небольшие припухлости, которые я скрыла, надев очки. Если делается операция не через коньюктиву, то синяки есть и сходят они долго.

Приехав домой, я полежала пару дней со льдом под глазами, ещё я мазала мазью под глазами, чтобы избежать синяков. Я была очень довольна своими глазами и не переставала лишний раз покрутиться перед зеркалом. Никаких признаков операции и того, что у меня когда-то были ужасные мешки под глазами, не наблюдалось. Я была очень счастлива. Но через два месяца у меня появилась на внутренней стороне глаза маленькая припухлость. Такое бывает, но очень редко. Сразу я очень расстроилась и выслала хирургу свои фотографии. Я не знала, что делать. Он посоветовал мне подождать ещё месяц. И если появится ещё такое, то придётся его опять убрать.

Эта операция — очень тонкая работа хирурга, потому что убирается жировой мешочек не весь, а его часть. Если убрать весь мешочек, то глаза просто провалятся и под глазами будут просто ямы. И эту грань не нужно перейти. Мне хирург удалил всё нормально, потому что два месяца у меня всё было хорошо. Я приехала к нему на осмотр и он сказал, что он мне всё уберёт бесплатно. Сошлись мы на местном наркозе. От этого мне было очень страшно. Я ему задавала очень много вопросов, а он меня успокаивал и убеждал, что всё будет хорошо. Мы с ним понимали друг друга и находились на одной волне. Мы с ним разговаривали даже во время операции.

Я приехала в клинику утром. Меня сразу положили на операционный стол и сделали укол в области левого глаза. С правым глазом у меня было всё в порядке. Потом в глаз мне поставили какую-то распорку, чтобы расширить глаз. И вся операция делалась лазером. Я думала, что мне будет противно и неприятно, и больно. Но ничего такого не было. Глаза мои были закрыты плёночкой, чтобы я ничего не видела. Единственное неприятное ощущение-это запах палёной кожи. Других неприятных ощущений не было. Всё прошло быстро, за минут 15. Потом меня отвезли в палату и я полежала со льдом пару часов. Потом меня отпустили домой.

Пару раз я приезжала на осмотр к хирургу и на этом всё. Больше никаких мешков и отёков у меня под глазами нет. А если они и появляются, то только от выпитой жидкости в больших количествах и к обеду они обычно проходят. И никаких следов от прошлых мешков у меня больше нет. Я с удовольствием смотрю на себя в зеркало. Я нисколько не пожалела, что я сделала эту операцию, не смотря на то, что мне пришлось второй раз лечь под нож, что пришлось пройти дискомфорт второй раз. Но это ничего не стоит по сравнению с тем, что я сейчас имею. Я искренне счастлива.

Агитировать вас на операцию я сейчас не буду. Это каждый должен сам решить для себя. У меня стал даже яснее взгляд. После второй операции на один глазик реабилитация проходила немного больше, около 10 дней. У меня появился светло-зелёный синячок под глазом, который я смазывала мазью и он у меня прошёл за 10 дней. Я могла его замазать тональным кремом и его не было видно, могла выходить на улицу. Никакого постельного режима после операции у меня не было. Сейчас на моём лице ничего не выдаёт, что мне делали операцию. И даже я сама, разглядывая своё лицо в зеркало, не нахожу никаких следов и порезов. Я очень довольна, что я не согласилась на операцию разрезами под ресницами. Возможно, через десяток лет я и соглашусь на эту операцию.
  • 1
  • 0

0 комментариев